Поиск
На сайте: 763794 статей, 327744 фото.

Новости кино: Режиссеры и актеры о фильме «Интимные места» - грудь, попа – это все может играть

Никита Тарасов – актер, Юрий Колокольников – актер, Олеся Судзиловская, Алексей Чупов - режиссер, Наталья Меркулова - режиссер, Бакур Бакурадзе – продюсер, Юлия Мишкинене – продюсер, Юлия Ауг – актер, Руфат Гасанов – режиссер монтажа расскажали на 24 Кинотавре о создании картины «Интимные места».

Наталья Меркулова закончила ВКСР и, будучи уверенной, что после выпуска студентов не возьмут снимать даже сериал, предложила Алексею Чупову что-нибудь вместе написать.

Вопрос: Кино очень европейское, в России прокат не очень представляется, а в Европе этот фильм может жить долго. Вы продали его куда-нибудь?
Юлия Мишкинене: Фильм бы закончен за 2 дня до фестиваля. Вчера нас пригласили на фестиваль «Карловы Вары» в конкурс дебютов. Мы надеемся, что будет прокат в России. Государственных денег у нас не было, мы думали обратиться в Фонд Кино, но там начались изменения и мы не стали обращаться. Режиссеры пришли с частичным финансированием и это сильно помогло решиться на запуск картины. Заур Балатаев и Саша Плотников нам помогли.

Вопрос: У вас роль члена в этой картине, что же можно вам еще сыграть дальше?
Юрий Колокольников: Классику можно теперь сыграть.

Фото:

Вопрос: Каково было играть, ведь были те, кто не хотел сниматься голым, ругаться матом?
Юрий Колокольников: Бакур Бакурадзе рассказал мне про теорию мотивации. Если ты идешь просто голым по улице, то тебе стыдно, а если идешь после того, как спас девочку из воды, то не стыдно.
Наталья Меркулова: ты, Юра, еще очень красивый.

Вопрос: Неужели жители мегаполисов обречены жить в одиночестве?
Наталья Меркулова: Вы же все так же имеете свои истории. Я, например, себя идентифицирую с героиней Юлией Ауг. Это не значит, что у меня полный шкаф вибраторов. Мы не можем идентифицировать себя, не можем принять себя.

Вопрос к режиссерам: Как вам удалось привлечь деньги?
Алексей Чупов: Один наш друг, бизнесмен, решил финансировать. Имя он свое не хочет афишировать. Но даже с деньгами, многие продюсеры отказывали нам. Бюджет 1 млн. долларов

Кадры из фильма:

Вопрос: Как стоял вопрос свободы?
Наталья Меркулова: Мы дети из Советского Союза. Мы с Алексеем тоже с этим столкнулись. Я была замужем, и как-то возникало ощущение, что неужели нужно каждый раз разводиться при наличии проблем в семье? Нам родители ничего не рассказали. Мы оказались в вакууме воспитания и в том числе сексуального. В домострое много написано и про семью тоже. Людей нужно учить тому, как жить в семье. Мы хотели, чтобы люди посмотрели и подумали: «Елки палки, я не одинок. Есть и такие же психи, как и я».
Алексей Чупов: Абсолютная свобода опасна, а недостаток свободы тоже плохо. Это противоречие и проблема счастья. Где найти золотую середину?
Юлия Мишкинене: Мы начали снимать 2 года назад, а сценарий писался еще раньше. И время догнало сюжет. Борцы с нравственностью тоже имеют проблемы.

Вопрос: Вы чувствуете себя дебютантами потому, что вы выбрали тему сексуальных фрустраций? Эта тема впервые на Кинотавре.
Наталья Меркулова: Мы специально выбрали этот сексуальный фон, чтобы показать другие проблемы. Сексуальные фрустрации – это вещь, которая догоняет человека и дает задуматься. Мы идем к психологу, когда «Уже поздно пить Боржоми». После войны, которая идет дома, люди выходят инвалидами из нее. Когда люди 20 лет живут дома и не разговаривают – это сильнейший моральный урон.

Вопрос к Юрию Колокольникову: Почему вы не смогли смериться, что ваша жена спит с другой женщиной?
Юрий Колокольников: Это женский вопрос. Это вопрос свободы. Персонаж – это олицетворение свободы и несвободы одновременно. Он с одной стороны пропагандировал эту свободу, а когда он увидел, что его жена стала свободна, то задумался - чего он добился?

Вопрос: Вам не кажется, что этот сценарий можно было увидеть и в Нью-Йорке, Лондоне? Или он мог родиться только у людей из Советского Союза?
Наталья Меркулова: Это наш личный импульс, мы имеем эти фобии и мы изучали вопрос. А сценарий, да, купили для Нью-Йорка.

Вопрос: Можно ли было показать проблему без откровенных и гиперсцен? Это смутило. Кажется это не в меру. И зачем столько мата?
Бакур Бакурадзе: Мата столько, сколько есть в реальности и даже меньше. А половой орган можно показать так, и так и по-другому. Когда вы открываете картины Ренессанса, вас же не смущают половые органы там. Мы, конечно, это обсуждали и какими-то математическими методами мы это высчитали.
Наталья Меркулова: А кто знает, где эта мера?

Вопрос: Работали ли психологи, сексологи? Было ли сопротивление актёров?
Никита Тарасов: Сексологи не работали. Работала Наташа, выглядело это так: «Раздевайся давай уже!». Для меня это была самая тяжелая сцена (чистит зубы и мастурбирует – прим. автора). Это был кнут и пряник.
Олеся Судзиловская: Я аккуратно прошла по этой картине, меня закрыла рука второй героини. Я правильная девушка – матом не ругаюсь, голой не снимаюсь. Но я очень хотела сняться и снялась за полбюджета.
Юлия Ауг: со мной тоже не работали сексологи и психологи. Для меня вообще не проблема раздеться, и ругаться матом. Я без проблем раздеваюсь и в театре. Для актера – его тело, это такой же инструмент, как лицо, глаза. В этом инструменте есть грудь, попа, пися – и это все может играть.

Вопрос к Олесе Судзиловской: Каково было играть сцену с Динарой, когда вы плакали?
Олеся: Ушла сцена, когда она говорит с мужем, а он говорит: «Ты одна ИЗ – либо принимай это, либо уходи. Это любовь моей героини. Сцена с Динарой была естественной, я ревела естественно. Снято очень деликатно и нежно.

Вопрос: Вы бросили вызов государству?
Бакур Бакурадзе: Есть два варианта – делать что-то с оглядкой или нет. Главное, чтобы государство дало прокатное удостоверение. Есть зрители – это самое главное. Это не вызов. Наталья Меркулова: Это не политическое высказывание.
Алексей Чупов: Это фильм не про Россию, это фильм про людей.
Юлия Мишкинене: Если бы мы оглядывались, то фильм бы не получился.

Вопрос: Как относились ваши близкие к тому, что вы делаете?
Алексей Чупов: Все с пониманием относились. Например, история про лилипутку – это настоящая история нашего друга.

Вопрос: Многие ли актеры отказывались?
Наталья Меркулова: Кастинг был полгода. Мы благодарны продюсерам, что они скрупулёзно подходили к этому. Я понимала, что если мы не найдем «своих» актеров, то я не «побежу» на площадке. Актеры, которые появились, много внесли.
Алексей Чупов: Приходили молодые люди, которые просто приходили на нас посмотреть или отрывок почитать, говорили: «Нам интересно, кто это снимает ТАКОЕ кино». А кто-то говорил: «Мы готовы сниматься в любой по жесткости сцене, но не будем ругаться матом». А кастинг-директор сам сыграл порно-актера, видимо, не смог найти подходящую кандидатуру.


6 июня 2013 года, записала Александра Копчевская специально для www.rudata.ru